Арфин (veritaserum_est) wrote in vanyar_ma2008,
Арфин
veritaserum_est
vanyar_ma2008

По просьбе Сигню выкладываю...

Рассуждения Алкалилассиэ

К многоплодной беседе моих друзей в Валимаре нынешним часом Смешения света

Во имя негаснущей памяти,
Во славу сремления к большему,
В поддержку сияющей доблести,
В усердие рук сотворящего...

Глядя в небо, мы проснулись, и решили, что звёзды отразились в земле: я видел множество сияющих ликов во тьме, и голоса. Сейчас уже много рассказано, и многое из этого уже написано, но не о том хочу вести речь, как жили мы – те, кто уходил из Серых Земель – и не том, что стоит нам помнить колыбель Квенди. Когда предстала заря нашему взору – заря грядущих времён – свет немеркнущий благих Древ, ты и я, мы ступили на землю нового времени, закрыв за собой завесу тени, и оставили прошлое. Мы начали наполнять этот воздух своими голосами, а он дарил нам свои ароматы, а мы сказали: «Мы нашли землю, в которой продолжается жизнь, ведь в Ночи она спала!» А я пел... Но ты видишь, что движутся звёзды, разделённые на созвездия, и как растут цветы соцветиями по цвету своему. И вот Прекрасные Тэлери замерли у воды, и Славные Нолдор возвели белый город, великий мощью, полыхающий пламенем на маяке своём, и Светлые Ваньяр обратили голоса речей к вершине Таникуэтиль, и воздух над снегами её звенит. Видишь, друг, как течёт время от своего родника, как разливается вода из ключа, а звёзды из небесного источника рассыпаются по небу. Я обращаю свой взор в серую мглу, чтобы только увидеть свет нашего костра в неподвижной глади времён, когда мы не считали света Древ, и чтобы новыми глаголами сложить речь о народе, из которого возросли ветви наших племён.

Мы босыми ходили по черноте земли, и по ковру травы, мягкому для ног, и спали под кронами деревьев, чьи листя были черней, чем небо, даже когда оно было без звезд, оттого, что свет не давал им силы, и они дремали, скованные сном. Мы пробуждали их песнями, пробуждаемые пламенем изнутри нас, дарующим жизнь, мы делились ею. Ты видишь это сейчас своим внутренним зреньем? Все мы, проснувшиеся, давали имена каждому роду и каждой особи, и они встречали нас, ожившие. Мы знакомили их, когда говорили, что цветок подобен звезде, а звезда огоньку лучины. И образы связями легли и оплели мир, построив нам дом, в котором семья Квенди желала жить.

Ты помнишь, что не было разных народов, но были (племена) части целого народа, чьи различия лишь предполагали взаимодополнение и прославляли единство жизни. Так славные мужи-строители Нолдор возводят арку, каждый камень которой поддерживает другие в движении образа к выси. Но что будет, если эти камни не будут аркой, а будут просто камнями, которых замысел не объединит? Слушай, что я хочу сказать.

Мыслится мне, что мы были подобны стихиям мира, на четырёх столпах которых держится Царство. Четыре стихии и свет, свет высших небес и пламень неугасимый – замыслы голосами Благих пропетыми. Замыслы были Единого, единство своё воплотившего через Музыку в одном Замысле, застывшим в виде нашего мира, руками Сил возведённого, слепленного. Слушай, ведь мысль о стихиях мира также из огня Отца Всего вышла, из которого наши духи. Мы были как воздух, огонь, вода и земля, и мы дети света.

Вот наш народ, Светлые Ваньяр, воздух для нас образ. Носится он над земле, и всё открыто перед ним, потому что он везде, но ни в чём не нуждается, потому что свободен. Но бывает ли движение, если нет постоянства, и бывает ли свобода, если нет к чему ей быть относительной? Мыслишь ли ты свободным ветер, если нет пределов миру, в котором он носится, и горы нет, будущей для него постоянной точкой движения? Не было бы нам покоя и беспечности, когда бы мы хотели расти в умножении прекрасного, но не видели себе равной неподвижности. Не только равной, но и большей, до границ Мира, чтобы до них же мы росли в творениях наших мыслей. Видишь, Таникуэтиль, величавая и неизменная, до высших небес легла и не поколеблется? Вот мы - ветер вокруг неё, и она источник нашей свободы, потому что в ней величие постоянное, движению нашему постоянному точка опоры.

Вот, Дивные Тэлери, в красоте своей совершенные, непостижимые, как Море, независимые, но всё им доступно, хотя ни власти они не жаждут, ни соединения. Вот их вода – она везде проникает, всё питает, и волнения её и проявления не меняют её сущности. Форма её непостоянна, но вода есть вода, и жизнь приносит всему живому, и вдохновение в мысли, и ничто её не дополняет, кроме неё самой, сама же себя она и выражает, притом что ни больше её, ни меньше. Волнуется море, но в глубине её всё тот же мир, в котором покой и Улмо, и корабли оттого не страшатся за свою красоту, и все берега объединяет суть та, что они берега Моря. Плавно Море, и перетекает волна от мыса к мысу, не будучи одной волной, а всё водой, которая, сама себя заменяя, самой же собой остаётся. И вот оно, Море, в их песнях, а песни их в нём!

Вот, Великие Нолдор, вечно изменяющиеся, и стремящиеся к достижению большего, ко всему стремящиеся, чтобы познать и воссоздать с участием своего пламенного духа. Они как огонь, поглощают и переплавляют, постигая самую суть вещи, с которой работают, и всему знают ответ, потому что сами же научились быть причиной вещей подобных. Огонь в сердце Царства, которому король Манве, и огонь в сердце печи, которой хозяин Ауле, хранитель предначальных знаний о всём, что создано. Всё входит в сердце Нолдор, и из него выходит прекрасное, и они во всём в искусстве. Пламень возносится ввысь, чтобы свет дать, и что хочет с ним быть, светлым становится, светом пронзается, или переплавляется в дивные вещи, когда пламень проявляет его красоту!

Были ещё и те, что ныне Авари зовутся. Они были землёй, что составляет четвёртый столп, на котором держался союз племён Квэнди, эльфийский народ. Земля и очаг и дом, и ко всем стихиям она ближе, чем они сами между собой, потому что не будь её в мире, всё бы было рассеяно в Эа, перемешались бы стихии без различия. Где же нашлось бы единство целого, если бы части не были собраны для создания его? Но каждая часть примыкала одна к другой, во всесущести воздуха, исполненности воды, преображении огня и постоянстве земли. Если воздуху всё открыто, водой пропитано, огнём выявлено, то в чём было оно было собой, если не в земле? Мы приходили к очагу, где примирение было с ней, и то, что было открыто, что было знаньем самого начала, она хранила. Авари, Авари! Отняли алмаз из бус и бусы рассыпались.

Ты говоришь мне, что чтобы движенье было, нужно, чтобы прекратилась неподвижность, а народ же наш искал роста своему самопретворению. Так Нолдор укажут на столбик ртути, растущий и пресекающий черту. Видишь, у нас это была черта времени, до которого оно было неподвижно, и мы в нём. Так мы посмотрим на дерево, середина которого не растёт, и потому всё дальше от света, становится прошлым. Что неподвижно, то живёт внутри, жизненный сок из-за границ мира через корни всех дней проводя к нашим духам, ищущим также и света внутри мира, и мы кора, храним неизменное прошлое, а наши творенья – листья. Что есть то, что преображается, но формы и размера своего не меняет, лишь содержание, сущность?

Мы пришли к земле, где умножаем наши творенья, умножая также их красоту в каждом, но путь наш тянется от истока стихий мира, говорю я тебе. Какой может быть путь, если у него нет начала, середины и продолжения? Вот, мы здесь продолжаем расти, и нет этому пространству искусства границ по благословению Валар. Что же те земли, которые мы оставили? То, что храним с сердце, землёй и покоем наших судеб. Мы свободу обрели, Таникуэтиль – наши земля, Тирион – четвёртая стихия для Нолдолиэ, они нашли вдохновение, а Эльдамар и Остров Одиночества – для Тэлери. Не будет границ миру и познанию мира, также не будет границ и творению нашему. Друг мой, Нинкармо, в сердце ли моём отразилась история племён Квэнди, остаться ли ей неизменной? Ни одного слова не приложу к ней, кроме тех, что воплощают мысль в образ, песней ли он будет или долгой вечерней беседой...


Речь к моему другу, мастеру Эрьятану, в окончание разговора

«Не мудрствуй, - сказал ты мне, - Алкалилассиэ, не задавай лишних значений тому, образы чего однозначны и просты, совершенны в своей простоте, и мею одну судьбу, а не множество судеб», а я тебе скажу: каждый цвет своё несёт, и кажый цветной камешек своё, а в сочетании они – узор или витраж. Посмотри в калейдоскоп, где множество узоров и картин, а камешки одни и те же, каждый своего цвета. «Не создавай иллюзий, - скажешь мне, - и мир похожий на калейдоскоп не пытайся выразить в своих речах, потому что речи скоры как воды, и текут своим путём, а образы мира переменяются в свои эры, и не сохраняют в себе истины, которую ты хочешь словить», а я отвечу тебе: Эрьятан, горы в тебе и реки возрастают в дворцы с фонтанами, что тебе до ловца звёзд, что сотни часов ещё будет претворять их в сплетенья слов? Время наше бесконечно, само оно несёт образы мира в руки наши, чтобы выйти их них, обретя значение в каждой вещи, нами творимой, а в умы наши - чтобы выйти из них в истинном смысле для нас...

Алкалилассиэ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments